Меню
12+

Газета «Очёрский край» Очёрского района

06.06.2019 13:29 Четверг
Если Вы заметили ошибку в тексте, выделите необходимый фрагмент и нажмите Ctrl Enter. Заранее благодарны!
Выпуск 44 от 23.11.2018 г.

Крылья для Алёны

Автор: Крестина Безгодова

«Все ушли, а ты почему не встаёшь?", — спросила я девочку, оставшуюся сидеть на скамейке в зале музея после мастер-класса по росписи прялочек-магнитов. "Она не может сама, её надо поднимать", — ответила за промолчавшего ребёнка женщина, стоявшая в сторонке от группы ребятишек. Мне вдруг стало (до отвращения к себе) стыдно, что так нелепо вышло. Девчушка оказалась особенной, а та женщина — её мамой...

23 ноября 2018

После этого казуса в музее решила познакомиться с ними поближе. Договорилась о встрече, пришла в гости — небольшую квартиру Овчинниковых. Обстановка в ней намекала на скромную, без шика жизнь, на любовь хозяев к опрятности и простым вещам. Во всю стену гостиной висит ковёр с оленями — гордыми, сильными, как десятилетняя девочка, сидящая напротив меня. Это Алёна. У неё, по словам мамы Веры, с рождения букет болезней: чадо без чьей-то поддержки не может ни взять какой-то предмет, ни стоять. Но, слава Богу, превозмогая все недуги, ходит, укрепляет суставы тренировками с гантелями, делает гимнастику.

Во многом благодаря маме Вере Алёнка не отчаивается, смотрит в будущее пока наивными, большими, красивыми, серыми глазами. Поверив в дочь, доверившись профессионализму воспитателей, на которых легли большие нагрузка и ответственность, Вера Вячеславовна повела её в детский сад. Затем записала в обычную школу, не побоявшись дурных глаз, осуждений и смешков (не мудрено в наш дикий век).

Мать оставила любимую работу педагога в детском саду, стала домохозяйкой, чтобы ежедневно водить Алёну на уроки.

"Тяжело было расстаться с педагогикой?". "Да, но дочь важнее работы, мы с ней уже как одно целое: с её первого "агу" вместе по больницам, она у меня на руках, можно сказать, выросла... — рассказывает мама Вера. — Привожу Алёнку в школу, сажу за парту на 2 урока, ухожу домой, прихожу, чтобы сводить её в столовую на обед, затем, ещё после нескольких уроков забираю домой. Я знаю способности своего ребёнка. Не хочу, чтобы дочка развивалась в четырёх стенах, хочу, чтобы, как все дети, общалась, радовалась мелочам, писала мелом на доске". Директор и учителя школы поняли Овчинниковых и даже выделили классу, где учится Алёна, кабинет на первом этаже из-за трудности в подъёме на второй или третий. За это семья безмерно благодарна коллективу.

Алёнка же признательна своей Вере и папе Саше за то, что 3 года назад при школьной комиссии отстояли право на полноценное обучение, право иметь друзей, которыми девочка называет весь класс. Товарищи по учёбе во всём помогают: встать из-за парты, сложить учебники в портфель, открыть двери. Только близко к ним не приближается: стоит её задеть (толкнуть) — падает... "Хорошо хоть сейчас — медленно и на попу, — рассказывает В.В. Овчинникова. — А маленькая была — ударялась лицом, лоб разбивала, шрамы зашивали".

Бог не дал Алёне здоровье, но не обделил талантами. Ей нравится создавать поделки из любых материалов, сейчас увлеклась алмазной мозаикой (выкладывает рисунки из мелкого бисера), пробовала лепить из глины, в общем, занимается всем, что развивает моторику, чувство женского стиля и красоты.

Алёнка — призёр предметных олимпиад и одна из немногих в школе, кто осваивает все предметы на "отлично", кроме ритмики и физкультуры, от которых, к сожалению, освобождена. Особенно тяготеет к окружающему миру, потому что обожает животных. У неё горят счастьем глаза, как только речь идёт о даче, где обитают две собаки Овчинниковых, и работать она мечтает продавцом в зоомагазине, чтобы баловать чьих-то питомцев.

Алёнина любовь к братьям нашим меньшим омрачается папиным увлечением: он охотник. (Девочке больно видеть убитое животное (да и когда какому-то человеку плохо, сострадает)). Однако любовь к отцу сильнее. Он ради своих девчонок готов и в огонь, и в воду, и в медные трубы. В цирк съездить — карета подана, в город на мероприятие — пожалуйста, в Чайковский центр реабилитации — нет проблем.

Алёна за родителями — как за каменной стеной. С ними делит и свои горести, и радости: лечится, корпит над тетрадками, ходит с лыжными палками для опоры, запоем читает книжки, взятые в библиотеке, играет в журнальные "бродилки" (кстати, с их помощью научились считать дети старших дочери и сына Овчинниковых — Наташи и Кости), раскатывает сочни для пирожков и пельменей, собирает ягоды на даче.

Напоследок, перед тем, как девочке отправиться в школу, я спросила о сокровенном: "Алёнка, о чём ты мечтаешь?". "Ну, чтобы я была здорова и могла хорошо ходить", — ответила она скромно. А потом добавила: "О крыльях, на которых летала бы сама туда, куда захочу". Жаль, мечта снится редко. А крылья у Алёнки есть — МАМА ВЕРА, излучающая добро...

Добавить комментарий

Добавлять комментарии могут только зарегистрированные и авторизованные пользователи.

13